Старая поговорка гласит: «Когда говорят пушки, музы молчат». Однако Стефан Баторий во время Ливонской войны позаботился о создании пристанища муз – Виленского университета.

Вильнюсский университет 
Большой двор Виленского университета и костел Св. Иоаннов.
Из «Виленского альбома» Я. К. Вильчинского. Худ. Ф. Бенуа, А. Байо, 1850 г.

Понятно, что потребность в высшем учебном заведении уже назревала в обществе, большое влияние на решение об учреждении университета оказала конкуренция между Реформацией и Контрреформацией. Литовские католики – и сам виленский епископ Валериан Протасевич (Валерийонас Протасявичюс) – старались опередить протестантов в их намерении основать коллегию. Поэтому иезуиты, прибывшие в 1569 г. в Вильну по приглашению епископа, получили средства на открытие своей коллегии и предусмотрели возможность ее преобразования в университет. Официально коллегия была открыта 17 июля 1570 г. Иезуиты ставили перед собой грандиозные цели – посредством Виленского университета распространять науку и католицизм не только в Великом княжестве Литовском и соседних странах, но и в Скандинавии и даже в далеких восточных краях (вплоть до Китая!).

Для превращения коллегии в высшее учебное заведение требовалось немало средств, нужны были квалифицированные преподаватели. Непременным условием являлось также согласие папы римского Григория XIII, которое было получено в 1577 г. Однако важнейшую роль сыграла поддержка правителя. 1 апреля 1579 г. король Стефан Баторий, одобряя замысел и усилия епископа Валериана Протасевича, издал привилей на открытие Виленской академии, а 29 октября 1579 г. папа римский Григорий XIII издал буллу, подтверждающую преобразование Виленской коллегии в университет. Новая школа называлась Академия и университет виленский общества Иисуса (Academia et Universitas Vilnensis Societatis Jesu).

Виленский университет вплоть до своего закрытия в 1832 г. был не только главным литовским учебным заведением, но и важнейшим культурным центром. Иезуиты, определившие культурное содержание эпохи барокко, распространяли свои идеи через Виленский университет.

Считается, что уровень образования в старинном университете ничем не уступал университетам Праги, Кракова, Вены или Рима. Профессора, приглашенные в Виленский университет из этих и других католических университетов Западной и Центральной Европы, принесли с собой принципы обучения, высокие требования, систему интенсивного обучения, сформировавшиеся под влиянием реформы католицизма, а влияние виленских ученых ощущалось не только во всей Литве (в первую очередь это труды по литуанистике К. Сирвидаса и Альберта Виюка Кояловича (Альбертас Виюкас-Коялавичюс), но и далеко за пределами этнической Литвы и многонационального и мультиконфессионального ВКЛ. Деятельность иезуитского Виленского университета оказывала воздействие на всю Европу – это касается его школ теологии, философии, логики, риторики и поэтики. Труды профессоров Виленского университета достигли даже протестантской Англии – например, на «Логику» Мартина Смиглецкого (1618) ссылались ученые не только Сорбонны, но и Оксфорда, а поэзия Матея Казимира Сарбевского в 1646 г. была переведена с латыни на английский язык и читалась в европейских университетах вместо привычного Горация.

Виленский университет является одним из древнейших университетов в Центральной Европе – старше его лишь университеты Праги, Кракова, Пешта, Буды и Кëнигсберга. Следует, однако, отметить, что в Вильне университет был основан спустя всего лишь двести лет после крещения страны, тогда как в более прогрессивной Чехии это событие произошло через 400 лет после крещения. Существует и второй аспект исторического значения старинного Виленского университета. С XIV в. и на протяжении двух веков самым восточным университетом во всей Европе был Краковский университет, а с XVI в. на последующие 200 лет (до учреждения Московского и Санкт-Петербургского университетов) это звание по праву перенял Виленский университет. Что такая роль университета была далеко не формальной, понимали уже учредители академии – иезуиты. Один из них тогда писал: «Не следует также забывать, что отсюда нам широко открываются двери в Московию, а оттуда через татар мы сможем достичь и Китая. Кроме того, не стоит забывать о Швеции и Ливонии». Эти планы перестают казаться географической наивностью, если вспомнить воспитанника Виленского университета Андрюса Рудамину, который донес идеи Общества Иисуса до самого Китая, где проповедовал в 1626–1634 гг. и писал труды по аскетике на китайском языке. Самый северный католический и самый восточный европейский – вот в чем заключается важнейшее значение старинного иезуитского университета.

Из книги: “История Литвы”, Вильнюс, 2013.

Другие материалы на сайте:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Стоит взглянуть: http://mydvorik.ru/ детский спотривные комплексы.