Министерство культуры Литвы впервые присвоило национальную премию им. Евы Симонайтите поэту, пишущему по-русски. Лауретом премия стал Сергей Исаев, который перевёл 14 книг современных литовских писателей на русский язык. Об этом «NewsBalt» сообщил сам лауреат.

- Министерство культуры Литовской Республики уведомило меня, что в этом году я стал лауреатом Национальной премии им. Е. Симонайтите (народная писательница Литовской ССР. — «NewsBalt») за перевод всего литературного наследия зачинателя литовской литературы Кристиониса Донелайтиса, — сообщил Исаев. — Чем, кстати, нарушил традицию нескольких десятилетий, став первым пишущим по-русски автором, которому эта премия присвоена. Торжественное награждение – 23 января.

Сергей призвал «мысленно прошу вас всех быть со мной в Литературной палате, где оно и состоится». «Выше этой премии – только одна: Государственная; когда-нибудь дорасту и до неё…», — заключил поэт-переводчик.

Кристионис Донелайтис (1714-1780) — зачинатель литовской художественной литературы. Поэма Донелайтиса «Времена года» внесена в список лучших литературных произведений Европы, который был составлен в 1977 по инициативе ЮНЕСКО. В посёлке Чистые Пруды Калининградской области с 1979 года действует созданный в музей Донелайтиса, включающий дом пастора и построенную им кирху, в которой он захоронен. 300-летие Донелайтиса — литовского «Гомера», как называют его сами литовцы — грядет 1 января 2014 года.

Сергею Исаеву 39 лет. Живёт в Клайпеде (Литва). Пишет под псевдонимом Сlandestinus, что означает «тайный». Этот псевдоним Сергей придумал во время 8-летнего монашества в доминиканском католическом монастыре. Закончил отделение философии в Вильнюсской духовной семинарии Св. Иосифа, позже изучал богословие во Франции.

«NewsBalt» отмечает, что Исаев сотрудничает с нашей редакцией с момента её создания. Представляем вашему вниманию один из материалов Исаева на тему приближающегося юбилея — Кристийонас Донелайтис: «литовский Гомер» или «какой-то» поэт?

 

Кристийонас Донелайтис: «литовский Гомер» или «какой-то» поэт?

Сергей Исаев

Прошёл почти год со времени попытки Русской православной церкви (РПЦ) «национализировать» (уж простите мне невольное сравнение действий уважаемого патриарха с отцом Фёдором Востриковым из «Двенадцати стульев», хотя понимаю сам: и ранг не тот, и, соответственно, аппетиты…) те или иные объекты в прошлом религиозной значимости по всей Калининградской области. Марш, что и говорить, был довольно решительным как по городу, так и вне его, однако в Чистых Прудах борцы за веру и никогда не принадлежавшую им собственность споткнулись о маленький камешек: старинную лютеранскую кирху XVIII столетия, ещё тогда отреставрированную «каким-то» Донелайтисом.

Конечно, если бы речь шла исключительно о месте религиозного культа, вряд ли правительство Литовской Республики позволило бы себе столь решительные меры (обращения и ноты религиозных деятелей и представителей культуры администрации области и Российской Федерации, встречи полномочных лиц обоих государств, и т. д.). Нет, дело – естественно вызвавшее реакцию – в другом: РПЦ, вольно или невольно, посягнула на мемориальный музей одного из тех немногих деятелей, при упоминании имени которого у людей возникает ассоциация с Литвой!

Вполне возможно, что такой деятель – пастор, проповедник, поэт Кристийонас Донелайтис (01.01.1714-18.02.1780 гг.) у Литвы единственный. Смею думать, что упоминание его имени во многих сферах человеческих (не только культурных) отношений рождает ассоциацию с Литвой ничуть не менее, чем такие слова, как «Паланга», «Жальгирис» или «жемайтиские блины».

В свете вышеприведённого хотелось бы сказать, что мне лично неоднократно приходилось слышать от жителей Калининградской области следующее: если бы не было скандала с церковной реституцией, то имя литовского поэта, по-прежнему, знали бы только литераторы да историки. Это далеко не так. Не берусь судить за население Калининградской области, но в Литве имя поэта известно любому школьнику. Впрочем, вручали же российскому писателю В. Карпенко (2005) и его литовскому коллеге Р. Черняускасу (2010) премию имени К. Донелайтиса – значит, и русским людям тоже известно имя великого литовского поэта. Да и изданий Донелайтиса на русском языке гораздо больше, нежели на других (например, в СССР и Российской Федерации его поэма «Времена» выходила в 1946, 1951 (два издания), 1955, 1960, 1964, 1984, 1990, 2005, 2011 г.).

Итак, зачинатель литовской литературы, великий поэт Нового времени, обязателен для изучения согласно образовательной программе ЛР; существуют специальные общества (например, Международное историко-литературное общество К. Донелайтиса, к которому имеет честь принадлежать и ваш покорный слуга) по изучению его литературного наследия; многие коллективы профессиональных исследователей (США, Германия, Польша и т. д.) ежегодно поставляют на полки мировых библиотек огромные тома касательно творчества и биографии поэта… Литовский Пушкин? Да, но лишь отчасти: «Солнце русской поэзии» в своём творчестве уже мог позволить себе ориентироваться на великих предшественников – М. Ломоносова, Г. Державина, А. Сумарокова. У нашего героя предшественников не было – всё, что он мог взять за пример, так это «иностранцев и иновременников» Гесиода, Гомера, Вергилия, корпус эзоповских басен и т. п. Поэтому К. Донелайтиса скорее можно сравнить с М. Ломоносовым (их даже по времени рождения разделяют неполные три года – Михаил Васильевич постарше будет!), который по праву считается зачинателем литературы русской. Кстати, название статьи – «Литовский Гомер» – тоже не совсем универсально по определению: Донелайтис по стилистике и манере изложения гораздо ближе Гесиоду.

Излишне напоминать, насколько значима Восточная Пруссия для литовцев в историческом и культурном контексте времён. В 1517 г. в славном граде (так и подмывает зарифмовать – Калининграде!) Кёнигсберге М. Мажвидас издал первую литовскую книгу – «Катехизис», – а более двухсот лет спустя обучающийся в Альбертине будущий богослов К. Донелайтис решил написать поэму «Времена» на языке предков – о жизни и традициях своего народа в этой земле. Есть мнение, что таким образом поэт всего лишь пытался сохранить остатки языка исчезающего народа как свидетельство для истории; всё же лучше, нежели учреждать научный кружок по исследованию литовского языка, как это предлагал другой прусский пастор – Кеймель…

Сам поэт о своём творчестве много не распространялся. Он гордился своим прекрасным, ухоженным садом, сконструированными им самим термометрами и барометрами, а особенно – фортепиано, которое он также смастерил собственноручно и на котором частенько наигрывал друзьям им же самим придуманные кантаты. Перестроил кирху и построил домик для вдов настоятелей. И проповедовал крестьянам чудесным метротоническим гекзаметром (соединение метрического и тонического гекзаметров – это и есть изобретение поэта, поскольку до него в литературе ещё никто не использовал подобного!)… Своё поэтическое наследие К. Донелайтис даже не удосужился опубликовать. Он лишь позволил своим друзьям – пасторам Й. Иорданасу и Й. Холфелту – переписать поэму и басни. Его произведения увидели свет благодаря профессору Альбертины Людвикасу Резе, задолго после смерти поэта – в 1818 г. Л. Реза познакомил с творчеством безвестного литовского автора крупнейших авторитетов немецкой культуры того времени – В. фон Гумбольдта и И. В. Гёте, а также польского поэта А. Мицкевича. Гёте «Времена» своим эпическим размахом напомнили Гомера, а Мицкевич даже упрекал свой народ за то, что он чересчур мало интересуется историей и жизнью великих людей своего края. Известный русский языковед Александр Александров в опубликованной им на немецком языке диссертации о творчестве и языке К. Донелайтиса писал: «Если Донелайтис писал бы свои произведения на одном из языков мирового значения, то был бы признан одним из первых среди великих писателей».

Поэт даже не мог предвидеть, какой успех ожидает его творчество. В наше время его поэма «Времена» переведена на 13 языков (причём, среди них 4 перевода разных времён и авторов на немецкий, 2 – на английский, 3 – на польский и 2 – на латышский), басни и стихи – на 8.

Первое издание произведений Донелайтиса, подготовленное известным лингвистом Августом Шлейхером (1865 г.), предприняла Российская Академия наук в Санкт-Петербурге. Позже переводы К. Донелайтиса на русский язык появились в 1916 г., когда М. Горький готовил к публикации антологию литовской литературы. Поэт В. Иванов перевёл для этого первую часть поэмы – «Радости весны». Полный перевод поэмы на русский язык появился только в 1946 г. – Давид Бродский, основываясь на пословном переводе, познакомил русского читателя с величайшим произведением литовской литературы… Как же после приведённых фактов можно утверждать, что русскому читателю неизвестен К. Донелайтис?!

Литовскому читателю Донелайтис близок и значим не только как литературный памятник или инклюз в истории, поскольку даже в нынешние времена его творчество является одним из модернистских образцов современной литовской поэзии. Поэт Юстинас Марцинкявичюс в своей поэме «Донелайтис» писал: «Свой – до последней капли крови, весёлый и печальный до слёз»… Так мы говорим о живых. И не зря известный режиссёр Э. Некрошюс – наряду с Шекспиром и Чеховым – взялся ставить «Времена». Ведь в поэме – сама душа литовца… Если бы РПЦ удалось «национализировать» кирху-музей Донелайтиса, то – не побоюсь сказать – она лишила бы Литву единственного имени. Ведь у России огромное множество великих (уже упомянутые Ломоносов, Пушкин и т. д.)… а у литовцев – всего один. Кристийонас Донелайтис.

В 1977 г. «Времена» были включены в составленный ЮНЕСКО список «Шедевры мировой литературы». В конце 80-х эта же организация запланировала 2014 г. как юбилейный, посвящённый 300-летию со дня рождения поэта. Таким образом, крики недовольных, что, дескать, Литовская Республика «придумала» этот юбилей в связи со скандалом в Чистых Прудах, являются не более чем пустым звуком. Подготовка к юбилейным торжествам идёт полным ходом.

При Сейме Литовской Республики уже создана специальная комиссия по празднованию 300-летия К. Донелайтиса, руководит которой профессор Д. Каунас. Комиссия рассматривает массу проектов (литература, музыка, театр, живопись и т. д.), составляя их порядок и финансирование из специально для того выделенных средств Евросоюза. Активную работу проводит и ранее упомянутое Общество К. Донелайтиса. Не отстают и университеты, как Вильнюсский, так и Клайпедский: совместные поездки к друзьям и коллегам в Калининград, научные конференции и им подобные мероприятия станут постоянными на ближайшие несколько лет. Меньше двух месяцев назад в Калининградском областном институте развития образования имела место научно-практическая конференция, посвящённая жизни и творчеству К. Донелайтиса. Конечно, лично мне хотелось бы, чтобы эти мероприятия не закончились с наступлением 2015 г…

Люди искусства, на мой взгляд, идут гораздо быстрее учёных или политиков, не дожидаясь официальных празднований: две недели назад в Калининграде, в Историко-художественном музее, состоялась выставка международного русско-литовского пленэра, посвящённого 300-летию поэта. После выставка отправится в Клайпеду. В преддверии юбилея множество творческих единиц и коллективов любого направления в искусстве стараются подготовится к нему получше: театры и оркестры уже теперь заняты репертуарами, творческие союзы также планируют свои, так сказать, показательные выступления на всевозможных площадках… Мне об этом довольно легко говорить, поскольку всё это – отчасти и моя кухня. Уже более пяти лет мне доставляет истинное удовольствие сотрудничать с российскими коллегами – писателями, композиторами, художниками, фотографами, которым я устраиваю выставки и презентации в Литве, а литовских авторов – привожу в Калининград. Работа моя – полностью на общественных началах, но я ничего и не требую, поскольку давно уже понял по опыту: если не пишется очередное произведение, то лучше всего сделать русскому другу выставку в Клайпеде. Или литовцу – в Калининграде… Общим подарком будет хорошее настроение, а у него есть весьма качественная особенность: оно заполняет собой все пустоты.

Более всего, однако, я сотрудничаю с Союзом Российских писателей и Русским Пен-клубом. Вместе с коллегами издаём книги и журналы, проводим действительно много презентаций и встреч с общественностью. Сейчас готовим новый перевод творчества К. Донелайтиса; мечтаю представить его в Чистых Прудах, а один экземпляр книги положить на могильную плиту поэта и сказать: «Fecit!» (сделано). Деньги на издание, пусть они и небольшие, удалось выклянчить у Министерства Культуры ЛР и отдела культуры Клайпедской мэрии. Это мне понятно: подозреваю, что Литва не хочет, чтобы деньги уходили на российские издательства. Но, если подумать о том, какие средства нужны для «растаможки» тиража на границе…

Каждая презентация книги, каждое культурное мероприятие в Калининграде для меня – праздник! В Клайпеде – аналогично. Кстати, наконец-то русско-литовская дружба – на примере художников и писательских организаций – вышла за пределы Клайпеды-Калининграда: в конце этого месяца я с коллегами из Каунаса устраиваю большую фиесту. Буду представлять книгу известного литовского поэта Виктораса Руджянскаса (отпечатана которая была, кстати, в Калининграде) и выставку русского графика Евгения Печерского. Думаю, что это будет интересным мероприятием: русская книга литовского автора и творчество русского художника… Слава Богу, что хоть картины не нуждаются в переводах!

newsbalt.ru/detail/?ID=1534

Другие материалы на сайте:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Стоит взглянуть: https://pyatnica.moscow эротический массаж в москве.